Вторник
18 дек 2018

Виктор Сидоренко: «В охране получал 120$»

17 мая 2005 16:44       просмотров 10256

Вчера мы брали интервью у Виктора Сидоренко, но в основном мы говорили о перипетиях последнего поединка. С сегодняшнего дня мы начинаем серию публикаций интервью Дианы Базиляк, взятое осенью у нескольких боксеров, тренирующихся у Владимира Шевченко. Много воды утекло с тех пор, тем не менее, многое из того интервью актуально до сих пор.

С Виктором мы встретились через неделю после того, как его одноклубники вылетели в Америку в тренировочный лагерь Дона Кинга. Виктор, с которым у «Дон Кинг продакшн» заключен контракт на бои, остался в Киеве долечивать травму позвоночника. Естественно, что его душа рвется к ребятам – в далекую Америку. Но лидер клуба, как характеризует Сидоренко его тренер, не позволяет себе расслабляться, и под наблюдением врачей готовится к предстоящим боям, постепенно наращивая нагрузки.

— Виктор, как вы стали профессиональным боксером?
— В бокс я попал поздно, в 17 лет. Сначала пришел в кикбоксинг. Тогда все увлекались Брюсом Ли, Ван Даммом. Знакомые порекомендовали обратиться к Шевченко. Меня тогда интересовало только одно: «А там ногами дерутся?». Кроме того, решил заниматься именно этим видом спорта еще и потому, что хотел научиться защитить себя и таким образом сделать из себя настоящего мужчину. В принципе, это был вызов самому себе. Считаю, что мне это удалось. Полтора года прозанимался у Шевченко и ушел в армию. Служил в ракетных войсках. Там еще больше закалился: в армии тоже нужно было отстаивать свое достоинство. После возвращения домой опять возобновил занятия кикбоксингом.

В 1997 году в 23 года стал чемпионом мира по кикбоксингу. В том же году в Таиланде завоевал титул бронзового призера чемпионата мира по тайскому боксу. Вот так получилось: начинал заниматься для себя, а когда почувствовал, что что-то могу, то решил поставить перед собой более серьезные задачи. Тогда выступал как любитель. Тренировки совмещал с работой. На дискотеки не было времени. Знал, чего хочу. И достиг этого.

— В чем, по-вашему, разница между любительским и профессиональным спортом?
— Большая – и это очевидно. Любительский спорт – это три тренировки в неделю. А профессионалы… Боксом нужно жить. Нужно давать организму отдых, беречь его. Ложиться вовремя спать. Никаких гуляний. Кроме того: чтобы заниматься спортом профессионально, нужно иметь хороший тыл — материальное положение. Мы тогда тренировались и параллельно работали. Иначе как «угроблением» организма это назвать нельзя.

В 1998 году я ушел из спорта. Заработков любительский бокс не принес. Медали – были, а квартиры – как не было, так и не появилась. Начальство от спорта нас использовало как антураж. Оно что-то получало, но до нас это «что-то» не доходило. У меня накопилось много травм, лечить было не на что. В 2000-м мне остро понадобились деньги. Предложили 200$ за бой по боксу. Для сравнения — в охране тогда получал 120$. Я по боксу до этого никогда не выступал. От кикбоксинга у меня сильные ноги. А руки – никакие. Пришлось поработать над тем, чтобы их «поставить». Мой соперник в первом профессиональном поединке был сильный днепропетровец (Михаил Винниченко?). Я победил. Думал, что это произошло случайно. Нам устроили матч–реванш. Я нокаутировал его во втором раунде. Так началась моя карьера в профессиональном боксе.

Вместе со мной в профессиональный бокс пришли и другие воспитанники Владимира Шевченко — Андрей Олейник и Александр Гаращенко. В основном, мы тогда выступали в Украине. Хорошее материальное положение – это тот минимум, который необходим для профи. Конечно, наши заработки нельзя сравнивать с доходами западных боксеров. По-прежнему, квартира остается мечтой. У меня появилась возможность вылечить травмы.

Кроме профессионалов в нашем клубе занимаются дети с 12-ти лет. Чтобы начать заниматься у нас, достаточно представить справку о здоровье. Если замечаем самородка, приглашаем к себе в группу, чтобы дать возможность дальше расти. Кстати, с нами сейчас занимается один очень способный 16-летний парень.

— Как относится мама к вашему занятию?
— Очень плохо. Она же видит, что я, в принципе, только выгляжу здоровым, а так – все побаливает: печень, ноги. Она все говорит: «Не надо оно тебе. Иди работать. Хотя бы шофером». «Мама, шофер подождет. Я еще не все сказал в этом спорте», — отвечаю ей.
Два раза поступал в КПИ, на спортивный факультет. И два раза бросал. Нужно было работать, семью содержать. Но у меня есть две корочки мастера международного класса – по кикбоксингу и тайскому боксу. Да и, кроме того, скажите, к кому скорее пойдут тренироваться – к преподавателю с дипломом или к чемпиону мира?

— Какое ваше самое яркое впечатление года?
— Конечно, поездка в Америку в «Дон Кинг продакшн». До последнего времени не верил, что попаду туда. «Гуд бай, Америка!» — пел. Когда прилетели, тренер спросил: «Ну что – допелся?» Уровень тех, кого американцы нам дали на «смотринах» – средний. Они были шокированы нашей подготовкой. Привыкли, что из Европы (в основном — Италии, Франции) прибывают неучи. Может, это их расслабило. А мы приехали без ничего, без денег. Это был наш шанс. И начали их «валить».

Что собой представляет наш контракт с Доном Кингом? Это множество бумаг. Мы долго его обсуждали. Согласно этому контракту, если ты проиграл первый бой – тебе говорят «до свидания». Ведь у Дона Кинга не проигрывают. Что будет, если ты проиграешь второй бой? Посмотрят на качество боя, на то, как тебя воспримет публика. Если американская публика тебя не полюбит – на тебя ходить не будут.

В Америке профессиональный бокс – это шоу. Готовы ли украинцы давать шоу?
— Я никогда не продумываю, что именно буду делать на ринге. Все получается само собой. Я могу завести публику, заставить ее аплодировать. Могу опустить руки и уходить от ударов. Не все так делают. Но есть настоящие шоумены среди боксеров. Кое-что подсмотрел у них. Остальное – само проявляется. Например, чувствую, что устал, надо «походить». Публике это нравится: я опустил руки, но соперник не может в меня попасть. Меня никто этому не учил. Но есть бои, когда особенно не погуляешь.

— Чего боитесь?

— Чего боюсь? Потерять здоровье. Все-таки, когда здоровья нет – жить не хочется. Когда выступал в кикбоксинге, получил пару сотрясений головного мозга. Свет тогда для меня погас, словно его выключили — меня словно не стало на этом свете. А потом опять включили свет. Поднялся, но полгода после удара пришлось лечиться.

— А придерживаются в боксе требований техники безопасности?

— Должны. Однако на сегодня не во всех клубах на тренировках соблюдается техника безопасности. Все остальные из-за отсутствия необходимой материальной поддержки тренируются без капы, вазелина, у них нет 18-унцевых перчаток, шлемов.

— Готовы ли вы к критике?
— Пожалуйста, критикуйте. Кто больше всего меня критикует? Тренер, конечно же. Шевченко может резко что-то сказать, например: «Простудился? Сам виноват, тебе сколько лет? Головы нет?» Прислушиваюсь, конечно, к нему. Он мне заменил отца. Мы 13 лет вместе: куда он – туда и я. Я начинал у него с «нуля». Он меня слепил.

— В чем, по-вашему, состоит особенность тренерского почерка Шевченко?

— Шевченко борется за своих спортсменов. Поэтому ребята и тянутся к нему. Он – это надежность. Какому стилю обучает? Профессиональному. Если мы возьмем любителей, то там чем больше ударов, тем больше очков. А качественного сильного удара нет. Нам же нужны не очки, а эффектная победа нокаутом. Поэтому Шевченко фокусирует всю работу на силу удара.

— Какие планы? О чем мечтаете?

— Здоровья набраться. Поехать к ребятам — побоксировать в Америке. Эта мечта еще не сбылась, но хотелось бы, чтобы так получилось. Далекая мечта – как у всех – жить в столице. Мы с тренером давно мечтали, чтобы у меня появилась квартира в Киеве: сколько можно ездить из Фастова. Возможно, было бы неплохо, если бы удалось организовать свою школу бокса. Но желательно до этого времени получить диплом. Если нет диплома – бюрократы могут «съесть».

— Ваши впечатления от Дона Кинга?

— Восторженные. Огромный мужик, под два метра. Сколько энергии!!! Никогда не сказал бы, что ему 70 лет. Любимая фраза – «Only in America» («Только в Америке»). Заразительно смеется. У него красивый офис. По стенам – фото со звездами бокса. В гараже – во всю стену национальный флаг. Фанат Америки.

- Бывший спонсор твоего клуба выпускает минеральную воду. Насколько важно качество воды для спортсмена?
— Спортсмены – обычные люди: мы пьем воду как все. Вода должна быть постоянно рядом. Желательно, чтобы это был витаминизированный напиток — из шиповника, фруктов. Но во время боя пью не много – глоток-два. Но очень люблю, когда обливают водой. Мне для этого надо очень холодную воду, так восстанавливаюсь скорее.

— Возраст боксу – не помеха?

— Смотря у кого какое здоровье. У каждого – свое здоровье. На практике на ринг выходят и в 40 лет. Общепринято, что наилучшая форма у боксера – до 35 лет.

— Что при ваших травмах удерживает вас в этом жестоком виде спорта?
— Во-первых, он не жестокий. Это не бои без правил. Может жесткий спорт, но не жестокий. Кто кого победит. Удовольствие получаю от победы. Когда проигрывал – было плохо. По кику бывало — падал. Хотел все бросить.

— Что удержало от этого шага?

— Психологическая работа тренера. Он обосновал: все падают. Послушал его, сделал выводы и вернулся.

— С кем бы хотели сразиться на ринге?

— Не имеет значения. Но лучше боксировать со звездами. Пусть они и сильнее меня. И бой не сдам – и, будь уверен, такой закачу в ответ!..

— Какой из своих боев считаете лучшим?

— Самый первый профессиональный бой. От меня никто не ожидал победы. Я тогда прыгнул выше головы. Почувствовал, что могу быть боксером! Это была самая большая победа.

— От чего получаете удовлетворение?

— Все связано со спортом. Работа над своим телом. Я — не полный, как многие ровесники. У них живот такой – только пиво туда заливать. Если лифта нет – и не надо. Легко поднимусь на девятый этаж. У меня нет вредных привычек. Мне этого не надо. Хватает своего – семьи, друзей, тренировок…



пред. новость
  Рональд Райт: «Мне очень жаль, что Тито уходит»
след. новость
WBA вернула Джону Руизу пояс  


Новости: Виктор Сидоренко

RSS Новости: Виктор Сидоренко
Райт деклассировал Тринидада. Джуда нокаутировал Риверу, а Суарес - Сидоренко 15 мая 2005 08:31

Райт деклассировал Тринидада. Джуда нокаутировал Риверу, а Суарес - Сидоренко

...и бой с Хопкинсом, и отчетный поединок продемонстрировали, как использовать слабые стороны Феликса и победить. Тридцать шесть минут он пытался найти мало-мальскую брешь в обороне противника, и тщетно. Райт попадал с дальней и средней дистанции, при чем ему удавались как удары правым прямым (еще раз напомню, что он левша), так и ... далее...

Скоро

Популярное

Бокс на ТВ